Версия для печати
English (United Kingdom)Русский (Russian Federation)
659328, Россия, Алтайский край, г.Бийск, ул.Шадрина, 38
E-mail: keem1@mail.ru
(3854) 400 - 357

400 - 359

Тел/факс:

О предприятии → Памяти Шарапова Михаила Анатольевича

Памяти Шарапова Михаила Анатольевича

     Шарапов Михаил Анатольевич родился 26 декабря 1948 года в городе Олевске Житомирской области. В тяжелые послевоенные годы отца Анатолия Ивановича, как члена партии, направили на восстановление народного хозяйства, сначала на ст. Ветлужская Горьковской области, а затем уже в город Кинешма Ивановской области, где маленький Миша и пошел в школу. Закончив школу, поступил в Ивановский энергетический институт на факультет ПТЭ (промышленной теплоэнергетики).

     Будучи на преддипломной практике в городе Братске на целлюлозно-бумажном комбинате, он решил навсегда связать свою жизнь с Сибирью. Поэтому, окончив в 1971 году институт, будучи уже женатым на своей сокурснице, по направлению поехал в город Бийск на Бийский котельный завод. На Бийском котельном заводе Михаил Анатольевич начал свою деятельность сменным мастером паросилового цеха. 

Начало трудовой деятельности

Начало трудовой деятельности

Начало трудовой деятельности

 

Начало трудовой деятельности

В этот период был направлен заводом на работу в Пакистан (еще до военных событий) на монтаж оборудования, поставляемого заводом.

     1975 г. - переведен в СКБ (Специальное конструкторское бюро) Бийского котельного завода.

     1976 г. - стал начальником СКБ.

     1978 - 1980 г.г. - Михаил Анатольевич был командирован во Вьетнам на строительство цементного завода "Бим-Шон" в качестве шеф-инженера по монтажу котельного котельного оборудования. За работу в СРВ награжден правительственной медалью "Дружба".

Конференция в г. Куйбышеве 1 - 4 сентября 1982 г.

Конференция в г. Куйбышеве 1 - 4 сентября 1982 г.

Конференция в г. Куйбышеве 1 - 4 сентября 1982 г.

 

Конференция в г. Куйбышеве 1 - 4 сентября 1982 г.

Конференция в г. Куйбышеве 1 - 4 сентября 1982 г.

 

Конференция в г. Куйбышеве 1 - 4 сентября 1982 г.

Конференция в г. Куйбышеве 1 - 4 сентября 1982 г.

 

Конференция в г. Куйбышеве 1 - 4 сентября 1982 г.

Конференция в г. Куйбышеве 1 - 4 сентября 1982 г.

 

Конференция в г. Куйбышеве 1 - 4 сентября 1982 г.

     1981 г. - назначен начальником шефмонтажного отдела.

    1983 г. - Михаил Анатольевич становится заместителем главного конструктора, начальником испытательного цеха Бийского котельного завода. 

     1991 г. - переводится в НПП "ЭНЭКО", учредителями которго являлись ПО "Бийскэнергомаш"  и НПО ЦКТИ им. Ползунова (г. Ленинград). Научно-техническая деятельность Михаила Анатольевича тесно связана с деятельностью этих объединений.

     В ПО "Бийскэнергомаш" возвращается в качестве главного конструктора. Жизнь, экономика диктовали свои требования, в том числе и к  котельному оборудованию, поэтому в 1995 г. группой единомышленников было создано предприятие АО "АКММ", где Михаил Анатольевич проработал 9 лет.

     1997 г. - присвоено звание "Ветеран завода".

     2004 - 2006 г.г.  - вновь работал на Бийском котельном заводе генеральным конструктором.

     2000 г. - Михаил Анатольевич совместно со своим сыном, который пошел по стопам отца и окончил Алтайский государственный технический университет им. И.И. Ползунова по специальности "Котло- и реакторостроение", создали предприятие ЗАО НПП "Экоэнергомаш". Этот «родственный союз» оказался более чем удачным вариантом совместной плодотворной работы: неисчерпаемая энергия молодого талантливого руководителя, директора ЗАО НПП «Экоэнергомаш» Шарапова Анатолия Михайловича, и поддержка его опытного отца, с 2005 года начавшего основательно работать вместе с сыном, сделали своё дело. «ЭКОЭНЕРГОМАШ» сегодня знают как во всей Россией, так и в странах ближнего зарубежья – Украине, Казахстане. 

     Шарапов Михаил Анатольевич является автором и обладатетелем нескольких патентов на изобретение, полезную модель и авторское свидетельство:

-  Авторское свидетельство № 1388655 на изобретение "Котел"

- Патент № 2069812 на изобретение "Газораспределительная решетка"

- Патент № 2116579 на изобретение "Водогрейный котел"

- Патент № 2126113 на изобретение "Устройство для сжигания твердого топлива"

- Патент № 2166151 на изобретение "Топка"

- Патент № 2000120155 на изобретение "Устройство для сжигания твердого топлива (варианты)"

- Патент № 2188361 на изобретение "Водогрейный котел"

- Патент № 2228489 на изобретение "Вихревая топка"

- Свидетельство № 26947 на полезную модель "Устройство для получения угля"

- Патент № 2300051 на изобретение "Топка кипящего слоя для сжигания твердых дробленных топлив и горючих отходов"

- Патент № 2406926 на изобретение "Котел паровой с вихревой топкой"

- Патент № 2406927 на изобретение "Котел паровой с вихревой сдвоенной топкой"

- Патент № 2406928 на изобретение "Газоперепускное окно вихревой топки"

- Патент № 2406929 на изобретение "Эжекционный питатель топлива"

- Патент № 2406930 на изобретение "Способ сжигания топлива в вихревой топке"

Из воспоминаний начальника конструкторского бюро ЗАО "Экоэнергомаш"                           Константина Геннадьевича Фандюхина:

 

"На протяжении всей нашей жизни судьба сталкивает нас с огромным количеством людей, многие встречи остаются мимолетными и быстро стираются из памяти бесследно. И лишь считанное количество встреч способно в корне изменить всю последующую жизнь, повлияв на размеренный ход привычных событий. И если очень повезет, то судьба дает шанс более тесно пообщаться и совместно поработать с такими людьми.

 

Такой судьбоносной для меня стала встреча с Михаилом Анатольевич Шараповым, собственно, в период с 1998 по 2004 г. была серия коротких встреч с этим замечательным человеком, к тому времени ставшим уже легендарным в кругу котельщиков. И хотя по своей занимаемой должности Михаил Анатольевич не имел прямого отношения к конструкторскому отделу Бийского котельного завода, где я тогда работал, но как человек глубоко ответственный за общее дело, всегда откликался на наши просьбы оказать консультации по сложным техническим вопросам. Бывая на технических совещаниях, с участием Михаила Анатольевича, меня поражала его способность мгновенно войти в суть вопроса, с полуслова понять аргументацию сторон высказывающих различные точки зрения на решение проблемы и вынести резюме, подкрепив его приведением конкретных примеров. Обладая феноменальной памятью, он мог, ссылаясь на техническую литературу, привести в качестве аргумента выкладки и формулы, с указанием страницы и абзаца, где это изложено или просто привести примеры из личного опыта пусков в эксплуатацию и режимных наладок котлов, с указанием фамилии и имени отчества начальника котельной или главного энергетика, которому можно было позвонить и уточнить детали обсуждаемого вопроса. Объездив практически весь советский союз от Прибалтики до дальнего Востока, включая крайний Север и среднюю Азию, таких примеров он мог привести очень много.

 

Михаил Анатольевич обладая огромным личным обонянием, чувством такта, способностью доходчиво объяснить и донести до собеседника свои мысли располагал к себе людей, ценил тонкий юмор, любил пошутить и сам. Между тем был крайне нетерпим к людям не уважающих других, заступаясь за кого-то, мог резко поставить хама на место и прекратить с ними любые отношения.

 

В 2004 г. Михаил Анатольевич, не смотря на плохое самочувствие, связанное, с пошатнувшимся состоянием здоровья, взвалил на свои плечи, большой груз ответственности, согласившись возглавить конструкторский отдел котельного завода насчитывавшей в тот период времени более 80 специалистов. По его рекомендации мне была предложена должность заместителя главного конструктора, прекрасно понимая, что поработать под руководством такого специалиста это большая честь я согласился не раздумывая. Был намечен большой объем работ, в тот период назрела необходимость глубокой модернизации морально устаревшего котельного оборудования выпускаемого уже более 40 лет, время требовало вывода на рынок нового энергетического оборудования. Не все были готовы к переменам, очень многие считали, что все это ни к чему и так все нормально и конкурентов у завода нет. Не было готово и производство, требовавшее обширных инвестиций, так как новые технические решения требовали замены технологического оборудования.

 

За непродолжительный период удалось реализовать лишь небольшую часть обширных планов, в 2006 г. руководство завода предложило Михаилу Анатольевичу покинуть пост Главного конструктора, то есть вопрос дальнейшей модернизации продукции был фактически закрыт окончательно, заводское болото радостно "потирало руки". В ходе ряда последовательных структурных изменений численность конструкторов была сокращена до 20 человек, которые фактически уже не смогли решать масштабные задачи по замене номенклатуры выпускаемой продукции.

 

Уход с предприятия Михаилу Анатольевичу, на котором он со студенческой скамьи плодотворно отработал более 30 лет, дался очень тяжело. К тому времени насчитывалось около 60 фирм работающих в г. Бийске и так или иначе связанных с котельным производством, практически на любой из них были бы рады видеть Шарапова М.А. на самых высоких должностях. Но среди десятков фирм была одна, где уже много лет было вакантно место Главного конструктора и ждало прихода именно Михаила Анатольевича, так как других кандидатур кроме своего отца директор ЗАО "Экоэнергомаш" Анатолий Михайлович Шарапов не рассматривал.

 

В условиях предприятия, не страдающего от закостенелого структурного хребта талант конструктора, не зажатый условностями, часто надуманными, серийного производства, смог раскрыться максимально. У Михаила Анатольевича появилась возможность оперативно вносить изменения на любой стадии: проектирования, изготовления или монтажа котла. Именно тогда, возглавляя небольшую группу единомышленников способную решать поставленные им задачи, которые казались невозможными и для более крупных фирм, Михаил Анатольевич смог добиться поразительных результатов. При этом надо особо отметить полную и безоговорочную поддержку всех его начинаний, зачастую связанных с крупными материальными издержками, руководства ЗАО "Экоэнергомаш". Все работали с максимальной отдачей, старались как можно больше успеть воплотить в железо его идей.

 

Выезжая в совместные командировки, мне посчастливилось наблюдать, за тем как при запуске котла преображался Михаил Анатольевич. На ходу отдавал команды на смену режимов, был полностью сосредоточенным, и как казалось мне не замечающий ничего не имеющего отношения к котлу. При этом совершенно забыв про недуги, готов был сутками наблюдать за работой котла новой конструкции, улавливая малейшие нюансы в процессе горения. И только тогда когда ему становилось ясно, что все "работает как положено", снова становился самим собой, вспоминая сложные моменты, дружески подшучивал над нами, как бы говоря "ну что думали, не запустим?"

 

Да занимаясь теорией и практикой сжигания проблемного с точки зрения теории горения топлива, идя по непроторённой дороге, не обходилось так сказать без "проб и ошибок". Гораздо чаще Михаилу Анатольевичу приходилось исправлять чужие ошибки различных "горе специалистов" уже успевших "поработать" и оставивших заказчика, в конечном счете, один на один с головной болью в виде неработающего котла. К чести Михаила Анатольевича ни один объект, за который он брался, не был брошен, железо не ушло в металлолом, было доведено до ума и стало работающим котлом, сердцем предприятия, ведь, как известно без тепловой энергии не может существовать ни одно производственное предприятие.

 

Когда уже стало ясно, что тандем отца и сына Шараповых сложился в серьезную конкурентную структуру, руководство БиКЗ высказало Михаилу Анатольевичу претензию в том, что он якобы переманил к себе лучших конструкторов и оставил завод не с чем. На что Михаил Анатольевич резонно заметил, что все члены его конструкторской группы до прихода к нему уже были уволены с завода по различным причинам, в том числе и по "профнепригодности" с точки зрения тамошнего менеджмента. Говоря за себя, скажу, что мне лично было предложено уволиться по собственному желанию из-за возрастного ценза, так как в 40 лет не соответствовал концепции омоложения кадров. В разговоре "про кадры" не могу не отметить способность Михаила Анатольевича в людях, внешне казалось ничем неприметных, разглядеть способных работников и поставить им именно те задачи, с которыми они могут справиться наилучшим образом.

 

Работать под руководством Михаила Анатольевича, не смотря на большую загруженность, было легко и приятно. Общение с ним придавало уверенности в собственных силах, поддержка выбранных нами направлений, особенно в тот тяжелый период, когда он уже не мог по состоянию здоровья находиться на рабочем месте, заложила фундамент в основе всех последующих конструктивных решений. Ведь когда чувствуешь поддержку такого человека, которая ощущается мною до сих пор, то готов брать на себя ответственность при решении самых сложных технических задач.

 

Посещая выставки, конференции я все больше убеждаюсь в том, что вклад Шарапова в современное котлостроение трудно переоценить. Беседуя с людьми, лично знавшими Михаила Анатольевича и при упоминание о нем, все собеседники с теплотой вспоминали встречи с этим человеком, были ли это воспоминания о посещении г. Бийска, где Михаил Анатольевич (чаще конечно из их уст ласково звучало слово "Миша"), выступал в роли гостеприимного хозяина или о совместных командировках и работе по различным проектам. Собеседник всегда упоминал о том, что принятые решения по советам и рекомендациям Михаила Анатольевича, а эти решения были, как правило, просты и логичны и всегда приводили к положительному результату.

 

К сожалению век человека не долог, редко кто доживает до ста, а еще короче век мужчины живущего в России, всего лишь 61 год отмерила судьба Михаилу Анатольевичу. Но он сумел прожить яркую, насыщенную жизнь, обладая знаниями не на одну докторскую диссертацию, он широко делился информацией со всеми, в том числе и с людьми которые в последствие стали приписывать его идеи себе, так сказать "без указания на первоисточник". Остались и благодарные ему ученики, которых гораздо больше и они с гордостью говорят "котельному делу нас научил Шарапов".

 

….после ухода из жизни Михаила Анатольевича 09 мая 2010 г. должность Главного конструктора ЗАО "Экоэнергомаш" было решено оставить вакантной навсегда."

 

Из воспоминаний бывшего зав.лабораторией отдела 8 НПО ЦКТИ Букина В.Д.:

 "С Михаилом Анатольевичем я познакомился в 80-е годы прошлого столетия, когда он после окончания института начал работать на Бийском котельном заводе в экспериментальной группе, которая занималась освоением и модернизацией котельного оборудования, выпускаемого заводом.

И такие относительно короткие встречи продолжались на протяжении всего нашего знакомства то на заводе, то в НПО ЦКТИ, то в Минэнергомаше, то на объектах, где устанавливались головные образцы котельного оборудования или производилась какая-то модернизация действующего оборудования. Пожалуй, самой длительной и беззаботной была наша встреча в Бийске на праздновании дня 50-летия со дня образования завода.

Последняя наша встреча состоялась весной 2008 года в Бийске. В это время разрабатывалась конструкторская документация топочного устройства для сжигания древесных отходов под котлом КЕ-25-24С для Пермского фанерно-мебельного комбината (ФМК). Несколько ранее под руководством и непосредственном участии Михаила Анатольевича на этом же комбинате был освоен такой же котел с топкой кипящего слоя для сжигания рубленных древесных отходов (щепа). Этот котел успешно эксплуатировался на Пермском ФМК при сжигании проектного топлива в течении примерно трех месяцев (все запасы щепы были сожжены). Однако, на Пермском ФМК оставалось достаточно большое количество древесных отходов окорки древесного баланса (крупно габаритные и очень влажные куски). Нужно отдать должное Михаилу Анатольевичу, что он не стал пытаться сжечь эти отходы в работающем котле (это сложная и малоэффективная задача, которая потребовала бы огромных физических и материальных затрат). Прекрасно зная степень эффективности сжигания отходов окорки, Михаил Анатольевич рекомендовал руководству Пермского ФМК обратиться в Санкт-Петербург (к сожалению, в то время уже не в НПО ЦКТИ), где была разработана наклонно-переталкивающая решетка, которая как раз в то время проходила стадию освоения под аналогичным котлом. И при принятии такого решения проявилась порядочность и профессионализм Михаила Анатольевича. Ведь были и другие виды топочных устройств (менее эффективные, но работоспособные), выпускаемые в том числе и в Бийске. И это было сделано в тот момент, когда между Бийском и Санкт-Петербургом существовали некоторые противоречия в вопросе выбора топочного устройства для сжигания древесных отходов. Работа по разработке котла стопочным устройством для Пермского ФМК проходила также с участием Михаила Анатольевича. Он оказал большую услугу при определении организации, которая могла производить жаропрочное литье. Именно эти конкретные вопросы решались во время нашей последней встречи, когда Михаил Анатольевич, к сожалению, был уже тяжело болен. Тем не менее, практически, он везде сопровождал нас.

На протяжении нашего длительного знакомства дружбы всегда была уверенность в том, что в Бийске есть человек, который даст необходимую и конкретную информацию о работе того или иного оборудования, о новых разработках. С Михаилом Анатольевичем всегда можно было посоветоваться по многим вопросам проектирования, освоения и эксплуатации котельного оборудования, причем эти консультации всегда были профессиональны и объективны.

Конечно же, наши встречи носили не только деловой и официальный характер. При воспоминании об этих встречах всегда становится как-то теплее на душе, и жизнь видится в несколько лучшем виде.

Светлая память о Михаиле Анатольевиче навсегда останется в наших сердцах и в нашей памяти."